Ойконимия мордовского Заволжья

Ойконимы — неотъемлемая часть фоновых знаний истории заселения и освоения эрзей и мокшей Заволжья. В настоящее время Заволжье является самым крупным ареалом расселения эрзи и мокши после Республики Мордовия. По материалам переписи 1989 г., в Самарской и Оренбургской областях их было соответственно 116 674 и 68 879 чел. В Исаклинском районе Самарской области процент мордовского населения 23,9, Шента-линском — 20,9, Похвистневском — 19,8, Клявлинском — 19,1, в Оренбуржье в Бугурусланском районе — 16,1, Северном — 12,7 и Абдулинском — 7,6 [1, с. 173 ].

Формирование ойконимии в ареале мордовского Заволжья обусловливалось прежде всего тесным общением эрзи и мокши с инонациональными группами. Именно этим во многом объясняется разноязычность основ названий мордовских населенных пунктов в рассматриваемом ареале. Здесь, в местах расселения эрзи и мокши, более или менее отчетливо выделяются три основных пласта ойконимов: финно-угорский, преимущественно мордовский, а также тюркский и русский. Одним из основных процессов, сопровождавших образование ойконимов, было взаимовлияние этих пластов, в результате чего появилась такая система, в которой переплелись разновременные и разно-языковые элементы: новые, создаваемые на основе лексем мордовских и русского языков, и старые, функционировавшие до прибытия переселенцев.

[Читать далее...]

Имя человека в географических названиях на карте Мордовской АССР

История личных имен русских и мордвы имеет много общего. В антропонимической системе этих двух народов выделяются два больших периода: 1) дохристианский – когда в ходу были внутрисемейные личные имена, совпадающие в структурном и фонетическом отношении с теми нарицательными словами, от которых они образовались, 2) христианский – когда некалендарные (бытовые) имена стала заменяться христианскими. Начало этих периодов у восточных славян – 988 год, у мордвы– на несколько веков позже.

Смена бытовых имен христианскими происходила постепенно, укоренившиеся ономастические традиции на Руси и у мордвы отступали очень медленно. В Древней Руси, несмотря на официальное принятие христианства, продолжал существовать, функционировать и развиваться некалендарный фонд имен. Судя по свидетельствам исторических памятников, возникновение и использование таких имея не прекращалось и в ХIV-ХVII вв. В московских документах ХV-ХVII вв. в изобилии употреблялись имена типа Баран, Горностай, Заяц, Овца, Паук, Волк, Комар, Горшок, Щеголь, Копыто, Безнос, Лопата и другие (Щетинин 1966:27).

Смена бытовых (языческих) имен у мордвы началась значительно позже, чем у русских, и осуществлялась в течение ряда столетий. Начало этому процессу – конец ХV в. Гераклитов А. А. замечает, что в Нижегородском уезде случаи христианизации мордвы наблюдаются уже в ХVI в., а в ХVII в. представляют обычное явление, в Алатырском же уезде – значительно позднее (Гераклитов 1936:26). В переписной книге мордовских селений Алатырского уезда (1671 г.) наряду с христианскими именами довольно часты родные и для мордвы имена языческого происхождения: Сэрешка Одманов (сэрь «высота»), Вечканка Бекшаев (вечка «любимый»), Кузоватка Суханов (куз «ель»), Ломанка Мурзадеев (ломань «человек», «чужой»), Понаско Урмаев (пона «волос», «шерсть»), Симдянко Коласев (симдя «пить»), Алемайко Атяшев (аде «мужчина»), Куземка Пятов (куземс «подниматься»), Офтайкино Алтышев (офто «медведь»), Каргашка Ермоватов (карго «черный»), Кафтайка Танушев (кафта «два»), Мирдемаска Начаров (мирде «муж»), Куляшка Биговатов (куля «весть»), Неркеска Тумаев (неркемс «пять»), Пивцайка Сюлштанов (пивцемс «молотить»), Полдасьса Карасев (полда «косточка»), Кематка Конесев (кемемс «верить»), Вешайко Торкаев (вешемс «просить»), Кечюшка Четаев (кече «ковш») (Переписная книга.., 1979:174) и другие.

[Читать далее...]