Лексико-грамматические образования с компонентом м. пяль (пяле), э. пель (пеле) в мордовских языках

В языках мокши и эрзи заметное место занимают образования с лексемой м. пяль (пяле), э. пель (пеле). В соответствии с ее лексико-грамматическим статусом они делятся на несколько разновидностей:

  1. Образования – композиты с лексемой м. пяль (пяле), э. пель (пеле): м. пялеве, э. пелеве «полночь», м. пялеков, э. пельков «полнолуние», э. пелекизэ «пол-лета», м. пялечас, э. пельчас «полчаса», м. пялеши, э. пельчи «полдня», э. пельпитне «полцены», м. пялеки, э. пелеки «полдороги».

С описательной, синхронической точки зрения, рассматриваемые образования представляют собой одну из разновидностей композитов (сложных слов). Начальный компонент м. пяль (пяле), э. пель (пеле) соответствует существительному м. пяле, э. пеле «половина; сторона» и воспринимается как основа данных сложений, вторым компонентом являются названия единиц измерения или каких-либо конкретных предметов временного или пространственного значения; понятия, которые так или иначе могут быть использованы как единицы измерения чего-либо.

Со словообразовательной точки зрения такие композиты следует рассматривать как продукт лексико-синтаксического способа словообразования. Компонент м. пяль (пяле), э. пель (пеле)  в составе таких сложений представляет собой слово прауральского происхождения, находит соответствия во многих финно-угорских и самодийских языках. В ф. puoli «половина; сторона; часть» (ФРС, 1941: 184), эс. pool «половина; сторона; часть», лив. puol «половина; сторона; часть» (SLW, 2009: 155), саам. (К) пēлль «половина; сторона» (Керт, 1985: 71), мр. пэлэ «половина» (МСГМЯ, 2012: 17), ком. пöв «половина; сторона» (КРС, 1961: 470), удм. пал «сторона – местность, направление» (УРС-РУС, 1995: 312),  хант. pălǝk ~ pelǝk  «пловина; часть; сторона»,  pălǝk put «полпуда» (Терешкин, 1981: 540), вн. fēl «половина», fēlig «наполовину» (Деак, 1958: 319), нен. пеля «половина чего-либо (НРС, 1965: 457), селькуп. пелек ~ пелека ~ пелект ~ пеляк «половина; сторона» (СРДС, 2005: 186).

Общность словообразовательной структуры рассматриваемых композитов проявляется не только в плане выражения, в отношении формального строения, но и в плане содержания словообразовательного значения. Это объясняется общностью первого, начального компонента данных композитов и известной семантической однородностью вторых компонентов, являющихся: 1) названиями единиц измерения: э. пельпондо «полпуда», э. пелькило, м. пялькила «полкило» и др.; 2) названиями временных отрезков: м. пялеве, э. пелеве «полночь», э. пельпинге «полвека», м. пяльков, э. пельков «полумесяц»; 3) названиями пространственного характера: э. пельэскелькс «полшага», э. пельменель «полнеба», э. пельвайгельпе «километр»; 4) названиями конкретно-предметных сущностей: э. пельумарь «пол-яблока», э. пельвакан «полчашки», э. пельпенч «пол ложки»; 5) названиями отвлеченного характера: м. пялекяль, э. пелькель «косноязычный», м. пялевайме «сердечник (больной)», э. пелькель «кортавый», э. пелепрев «глупец».

Многие композиты с лексемой  м. пяль (пяле), э. пель (пеле) обозначают половину соответствующего предмета, особенно если в них используются существительные конкретно-предметного значения. Их общее словообразовательное значение может быть определено следующим образом: часть предмета, обозначенного вторым, конечным предметом сложения, равная тому, что обозначается первым компонентом в сложении. У композитов (существительных) же, в которых в качестве второго компонента выступает существительное с отвлеченным значением, не всегда имеется строго определенное значение половины; в ряде случаев они указывают лишь на уменьшение объема понятия, обозначаемого вторым компонентом. Например: э. пельмастор «полмира; половина страны; значительная часть земли», м. пялевайме «больной; еле живой», м. пялевайгель «в полголоса; еле слышно», м. пялекяль «шепелявый; человек, который шепелявит».

  1. Образования – аффиксоидные производные: м. каямс «налить» → м. каямапяль «посуда», э. ярсамс «есть» → э. ярсамопель «пища», м. петемс «добавить» → м. петемпяль «сливки, подмешиваемые в капустную пищу» (Паасонен, 1994, Т.3: 1632), э. кемемс «верить; держать» → э. кемемапель «поддержка», м. кштирь «веретено» → м. кштирьпяль «полное веретено ниток», э. вадемс «смазать» → э. вадемапель, м. ваделдемпяль «замазка», м. карсемс «обуть» → м. карьсембяль, э. карсемапель «обувь», м. видемс «сеять» → м. видембяль, э. видимапель «семена для посева», м. андомс «кормить» → м. андомбяль, э. андомапель «пища; корм» и др.

В приведенных производных компонент м. пяль (пяле), э. пель (пеле) выполняет функции аффиксоида – языковой единицы переходного типа, сочетающего признаки корня и словообразовательного суффикса (Цыганкин, 2006: 12–14). «Корневой» чертой аффиксоида является его соотносительность с исходным корнем полнозначного слова. Регулярность и продуктивность аффиксоида м. -пяль, э. -пель в той же мере присущи, как и словообразовательному аффиксу.

Весь корпус производных существительных с аффиксоидом м. -пяль, э.
-пель делится на три словообразовательно-семантические группы: 1) производные со значением средства для действия, означенного производящей основой, являющейся именем действия на -мо ~ -ма: м. вельхтямс, э. вельтямс «покрыть; накрыть» → м. вельхтямбяль, э. вельтямопель «покрывало», э. нуртямс «налить; цедить» → э. нуртямопель «посуда для разлива жидкости», э. вешкемс «свистеть» → э. вешкемапель «свисток», э. ёзамс «тереть» → э. ёзамопель «мочало; щетка», м., э. поремс «грызть» → м. порембяль, э. поремапель «жвачка», м., э. симемс «пить» → м. симомбяль, э. симемапель «напиток», м., э. ацамс «стелить; постелить» → м. ацамбяль, э. ацамопель «постельная принадлежность», м., э. андомс «кормить; накормить» → м. андомбяль, э. андомапель «пища; корм», э. кевердемс «валять; катать» → э. кевердемапель «предмет для валяния (валенок)», э. амольдямс «черпать» → э. амольдямопель «черпак» и др.; 2) производные со значением домашней утвари, пищи и инструментов: м. лаз «доска» → м. лазбяль «боковые доски бёрда», м. меште «грудь» → м. мештепяль «нагрудная вышивка полотняного пиджака», м. пула «хвост» → м. пулапяль «мякина», м. понга, э. понго «пазуха» → м. понгапяль, э. понгопель «сторона пазухи» и др.; 3) производные с абстрактным значением: э. паро «хорошо; хороший» → э. паропель «нечто доброе», э. экше «прохлада» → э. экшепель «тень», м. керш, э. керш «левый» → м. кершпяль, э. кершпель «левая сторона», м., э. вить «правый» → м. витьпяль, э. витьпель «правая сторона», м. мазы «красивый» → м. мазыпяль «левая сторона ткани» и др.

  1. Образования-номинанты с лексемой м. пяль (пяле), э. пель (пеле), имеющей конверсионную характеристику. Это заметно из нижеследующих сопоставлений:
  • м. пялеков «полмесяца»
  • э. пельпондо «полпуда»
  • м. пялепуд «полпуда»
  • м. пялеши «полдня»
  • э. пельтрешник «полкопейки»
  • м. пялекуяр «пол-огурца»
  • м. пялечас «полчаса»
  • э. пельэськелькс «полшага»
  • м. ков пяле «полтора месяца»
  • э. пондо пель «полтора пуда»
  • м. пуд пяле «полтора пуда»
  • м. ши пяле «полтора дня»
  • э. трешник пель «полторы копейки»
  • м. куяр пяль «полтора огурца»
  • м. час пяле «полтора часа»
  • э. эськелькс пель «полтора шага»

Во втором столбце образования-номинанты возникли благодаря транспозиции. В современном языкознании процессы, протекающие без осложнения основы мотивирующего слова словообразовательным суффиксом, именуют конверсией или нулевым словообразованием. Перед нами одна из разновидностей конверсии – конверсия синтаксическая.  Следует заметить, что рассматриваемые номинанты в речи мокшан и эрзян часто употребляются со словом м. марса, э. марто «вместе; совместно». Например: э. ие пель (марто) «полтора года», э. пондо пель (марто), м. пуд пяле (марса) «полтора пуда», м. ши пяле (марса), э. чипель (марто) «полтора дня», м. кила пяле (марса), э. кило пель (марто) «полтора килограмма», м. аськолькс пяле (марса), э. эскькелькс пель (марто) «полтора шага», м. куяр пяле (марса), э. куяр пель (марто) «полтора огурца», э. трешник пель (марто) «полторы копейки», э. оз пель (марто) «полтора воза» и др.

  1. Образования – послеложные конструкции, в которых лексема м. пяль (пяле), э. пель (пеле) функционирует в качестве послелога, указывающего на среду, в которой происходит действие, от кого (чего) к кому (чему) направлено действие:

  • м. шинь стяма пяли «к востоку»
  • м. кенкшть пяли «к двери»
  • м. тя пяли «в эту сторону; сюда»
  • м. сёксь пяли «к осени»
  • м. перф пяльдя «со всех сторон; кругом; отовсюду»
  • м. куд пяли «к дому; в сторону дома»
  • м. кафта пяли «в обе стороны»
  • м. кона пяли «куда; в какую сторону»
  • м. сонь пяльдя «от него»
  • м. молемс ялгань пяли «идти к другу; в сторону друга»
  • м. тядянь пяле «у матери»

 

  • э. чопонь пелев «под вечер»
  • э. кавто пелев «надвое»
  • э. сонзэ пельде «от него»
  • э. ве пелев «в сторону; вбок»
  • э. чивалгома пеле «на западе»
  • э. сынст пельде «от них»
  • э. виренть пелев «в сторону леса»
  • э. икеле пельде «спереди; с передней стороны»
  • э. удало пельде «сзади; с задней стороны»
  • э. чопонь пельс «под вечер»
  • э. монь пельде «от меня»
  • э. эсест пельде «от них»
  • э. те пеле «на этой стороне»
  • э. тона пеле «на той стороне»

В таких послеложных конструкциях происходит грамматикализация лексемы м. пяль (пяле), э. пель (пеле), т.е. в результате постпозиционного постоянного употребления в составе сочетания она утрачивает свое реальное лексическое значение и приобретает функцию служебного слова (Цыганкин, 2013: 79–82).

  1. Образования – количественное числительное + лексема м. пяль (пяле), э. пель (пеле). Такое образование в мордовских языках продуктивно:

  • м. фкя пяль (марса) «полтора»
  • м. кафта пяль (марса) «два с половиной»
  • м. колма пяль (марса) «три с половиной»
  • м. ниле пяль (марса) «четыре с половиной»
  • м. сяда пяль (марса) «полтораста»
  • э. вейке пель (марто) «полтора (один с половиной)»
  • э. кавто пель (марто) «два с половиной»
  • э. колмо пель (марто) «три с половиной»
  • э. ниле пель (марто) «четыре с половиной»
  • э. комсь пель (марто) «двадцать с половиной»

По этому же образцу образуются числительные + половина и в других финно-угорских языках, например в саамском (К) – путем сложения целого числа со словом piala «половина» в комитативе: kuxt pialan «два с половиной» (Керт, 1971: 182), вепсском – посредством количественного числительного + пол с компонентом -ŋке полęŋке: kaks’полęŋке «два с половиной», кахтęдполęŋке «двух с половиной» (партитив) (Зайцева, 1981: 167), мансийском – посредством сочетания целого числа со словом pāluw: xōtntiɤ pāluw «пять с половиной» (словоформа pāluw оформлена суффиксом притяжательности) (Ромбандеева, 1973: 97), венгерском – посредством присоединения fēl «половина» к существительному –  fēlfont «полфунта» (Деак, 1958: 319).

  1. Образования – сращения атрибутивного характера, возникшие посредством сочетания лексемы м. пяль (пяле), э. пель (пеле) с суффиксом иллатива -с и соответствующих существительных и прилагательных :

  • м. пялескула «полумертвый»
  • м. пялесвача «полуголодный»
  • м. пялесверок «недоваренный»
  • м. пялеснаксада «полуразваленный»
  • м. пялесудоф «полусонный»
  • м. пялесшава «полупустой»
  • м. пялеснараф «полунасиженный»
  • м. пялескоське «полусухой»
  • э. пельспанжадо «полуоткрытый»
  • э. пельсштапо «полуголый»
  • э. пельспидезь «полусваренный»
  • э. пельскаладо «полуразрушенный»
  • э. пельсвачадо «впроголодь»
  • э. пельсверек «недопеченный»
  • э. пельсчопода «полумрак»
  • э. пельсвайгель «в полголоса»
  • э. пельсрузкс «наполовину по-русски»

  1. Образования – сращения с временно-обстоятельственными значениями, в которых лексема э. пель, м. пяль может быть как в препозиции, так и в постпозиции композита:

  • м. пялева «наполовину; до пояса; пополам»
  • м. ингеляпеле «в будущем»
  • м. перьфпяльде «кругом; отовсюду»
  • м. пяльцек-пяльцек «совместо; вместе», м. крганьпяльцек «в обнимку» (м. крга «шея»)

 

  • э. икелепеле «впереди»
  • э. удалопеле «сзади; позади»
  • э. кершпеле «слева»
  • э. витьпеле «справа»
  • э. пелевешкане «в полночь»
  • э. пелевидьс «наполовину»
  • э. пелекуломс «до полусмерти»
  1. Образования – композиты (сложные слова), вторым компонентом в которых является лексема э. пель, м. пяль, осложненная словообразовательным суффиксом -кс → э. пелькс, м. пялькс «часть; кусок; черепок». Их значения – конкретные предметы и отвлеченные понятия:

  • м. пара «добрый; хороший» → м. парапялькс «лицевая сторона (ткани)»
  • м. керш «левый» → м. кершпялькс «место в избе между печью и противостоящей боковой стеной»
  • м. фталда «задний» → м. фталдапялькс «геморрой»
  • м. сяди «сердце» → м. сядипялькс «возлюбленный»
  • м. ула «подбородок» → м. улапялькс «челюсть»
  • м. шакш «вершок» → м. шакшпялькс «черепок сломанного глиняного сосуда»
  • м. пула «хвост» → м. пулапялькс «охвостье; мякина»
  • м. вайме «душа» → м. ваймепялькс «близкий; любимый»
  • м. комар «горсть» → м. комарпялькс «половина горсти»

 

  • э. пря «голова» → э. пряпелькс «изголовье»
  • э. наксадо «гнилой» → э. наксадопелькс «юго-запад»
  • э. лембе «теплый» → э. лембепелькс «юг»
  • э. вить «правый» → э. витьпелькс «правая сторона»
  • э. вень «ночной» → э. веньпелькс «полночь»
  • э. чи «солнце» → э. чивалгомапелькс «запад»
  • э. эрьге «бусинка» → э. эрьгепелькс «осколок бусинки»
  • э. каванямс «угощать» → э. каванямопелькс «угощение»
  • э. чёпонь «вечерний» → э. чёпоньпелькс «сумерки»
  • э. перть «вокруг» → э. пертьпелькс «окрестность; окружающий мир»
  • э. ледемс «стрелять» → э. ледемапелькс «оружие»
  1. Образования-номинанты, состоящие из композита с лексемой э. пеле, м. пяле + существительное:

  • м. пялеве «полночь» → м. пялевепинге «полночное время»
  • м. кершпяль «левая сторона» → кершпяль лавця «полка левой стороны избы»
  • м. кершпяль ужо «угол левой стороны»
  • м. кершпяль лапаня «доска в качестве стропилы» (Паасонен, 1994, Т.3: 1598)

 

  • э. пелеве «полночь» → э. пелевень теште «полуночная звезда
  • э. пелевешка «полночь»
  • э. пелевепора «полуночное время»
  • э. пелеве ёнкс «север»,
  • э. пелеве пинге «полночь»,
  • э. Пелевень курцякст «Млечный путь»

 

За всеми отмеченными выше в пунктах 3, 9 номинантами (лексикализованными сочетаниями) закреплены определенные понятия, т.е. они представляют собой форму существования данного понятия. Только сочетаясь между собой, слова, вошедшие в состав номинантов, становятся знаком, посредством которого значение получает закрепление в языке. В них слова настолько прочно связаны, что они не допускают ни дистантного расположения в речи, ни даже присоединения к первому слову словоизменительной морфемы. Кроме того, они, как правило, вычленяются из речи, не распадаясь на составные части, в противоположность свободным сочетаниям. Каждое слово в таких номинантах имеет свое ударение и этим в основном они отличаются от сложных слов.

Итак, в соответствии с названием статьи общий вывод сводится к следующему. Лексема м. пяль (пяле), э. пель (пеле) является одним из материальных комплексов рассматриваемых образований, за которым в зависимости от ее лексико-грамматического статуса закреплены определенные словообразовательные и грамматические значения.

Условные обозначения

 

вн. – венгерский язык; ком. – коми язык; лив. – ливский язык; м. – мокшанский язык; мр. – марийский язык; нен. – ненецкий язык; саам. (К) – саамский (кильдинский); селькуп. – селькупский язык; удм. – удмуртский язык;  ф. – финский язык; хант. – хантыйский язык; э. – эрзянский язык; эс. – эстонский язык.

Библиографический список

  1. SLW – Salis-livisches wörterbuch. Linguistica Uralica. – Tallinn, 2009. – V.3. – 205 с.
  2. Деак Ш. Учебник венгерского языка / Ш. Деак. – Будапешт, 1958. – 251 с.
  3. Зайцева М. И. Грамматика вепсского языка / М. И. Зайцева. – Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1981. – 360 с.
  4. Керт Г. М. Саамский язык (кильдинский диалект) / Г. М. Керт. – Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1971. – 354 с.
  5. КРС – Коми-русский словарь. – М. : Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1961. – 923 с.
  6. МСГМЯ – Моркинско-сернурский говор марийского языка. – Йошкар-Ола, 2012. – 193 с.
  7. Паасонен Х. Мордовский словарь / Х. Паасонен. – Хельсинки, 1994. – Т. 3. – С. 1306–1927.
  8. Ромбандеева Е. И. Мансийский (вогульский) язык / Е. И. Ромбандеева. – М. : Наука, 1973. – 204 с.
  9. СРДС – Селькупско-русский диалектный словарь. – Томск : Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2005. – 348 с.
  10. Терешкин Н. И. Словарь восточно-хантыйских диалектов / Н. И.Терешкин. – Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1981. – 543 с.
  11. НРС – Терещенко Н. М. Ненецко-русский словарь / Н. М. Терещенко. – М. : Совет. энцикл., 1965. – 942 с.
  12. УРС-РУС – Удмуртско-русский, русско-удмуртский словарь. – Ижевск : Изд-во Удм. ун-та, 1995. – 367 с.
  13. ФРС – Финско-русский словарь. – М., 1941. – 268 с.
  14. Цыганкин Д. В. Грамматикализация самостоятельных слов в эрзянском языке // Мордовские языки глазами лингвиста-финноугроведа. – Саранск, 2013. – Ч. 3. – С. 79–82.
  15. Цыганкин Д. В. Морфемика и словообразование мордовских языков. – Саранск, 2006. – С. 12–14.

 

Оставить комментарий