Ойконимия мордовского Заволжья

Ойконимы — неотъемлемая часть фоновых знаний истории заселения и освоения эрзей и мокшей Заволжья. В настоящее время Заволжье является самым крупным ареалом расселения эрзи и мокши после Республики Мордовия. По материалам переписи 1989 г., в Самарской и Оренбургской областях их было соответственно 116 674 и 68 879 чел. В Исаклинском районе Самарской области процент мордовского населения 23,9, Шента-линском — 20,9, Похвистневском — 19,8, Клявлинском — 19,1, в Оренбуржье в Бугурусланском районе — 16,1, Северном — 12,7 и Абдулинском — 7,6 [1, с. 173 ].

Формирование ойконимии в ареале мордовского Заволжья обусловливалось прежде всего тесным общением эрзи и мокши с инонациональными группами. Именно этим во многом объясняется разноязычность основ названий мордовских населенных пунктов в рассматриваемом ареале. Здесь, в местах расселения эрзи и мокши, более или менее отчетливо выделяются три основных пласта ойконимов: финно-угорский, преимущественно мордовский, а также тюркский и русский. Одним из основных процессов, сопровождавших образование ойконимов, было взаимовлияние этих пластов, в результате чего появилась такая система, в которой переплелись разновременные и разно-языковые элементы: новые, создаваемые на основе лексем мордовских и русского языков, и старые, функционировавшие до прибытия переселенцев.

На землях, которые они начали осваивать, обитали татары, чуваши и башкиры, которые имели не только разные языки и типы хозяйства, но и своеобразную культуру. Кроме того, в местах предполагаемого расселения эрзян и мокшан уже имелись колонии русских, прибывших в Заволжье раньше или одновременно с ними. Сложная ситуация языковых контактов сказалась и на формировании системы ойкоиимов. Существенным фактором при номинации стал выбор не только разноязыковых лексем, непосредственно обозначавших вновь возникавшие поселения эрзян и мокшан, но также, или даже в большей степени, географических терминов, которые по своей семантике относились бы к естественным объектам. Это, в свою очередь, наложило своеобразный отпечаток на всю систему ойконимов. Он состоит в том, что ряд эрзянских и мокшанских лексем, принявших участие в образовании ойконимов в Заволжье, отличается от лексем, ставших основой образования названий населенных пунктов в ареале прежнего расселения мордовских переселенцев, одни — из-за редкости употребления, другие — в соответствии с зарождением мордовско-заволжского ойконимического стандарта. Географические термины, являвшиеся основными компонентами ойконимов в местах прежнего обитания эрзи и мокши, такие, как: э. лей, м. ляй — „река”, э. кухо, м. кужа — „поляна”, м. пора — „роща”, э. пумбра — „урочище”, э. эрьке, м. эрьхке —„озеро” и др., не нашли места в составе ойконимов на новой территории. Появившиеся здесь названия населенных пунктов включали в себя слова, не имевшие отношения к лексике мордовских языков. Часть из них связана с тюркским языковым миром, многие — с русским.

Ойконимы тюркского происхождения в основном семантически прозрачны. Иллюстрацией сказанному служат, например, такие названия: Малый Сурмет — эрзянское село Абд. (от тат. су — „река” + урема — „речная пойма, заросшая лиственным лесом”); Камыш-Садак — эрзянское село Абд. (от тат. личного имени Садык); Емантеево (Емантай веле) — эрзянское село Абд. (от тат. ементай — „большая гора”); Булатовка (Буланка) —эрзянское село Абд. (от тюрк, личного имени Булай); Бакалка (Алексеевка) — мокшанское село Ионам, (от тат. бакала — «лягушачье озеро”); Новые Узели — эрзянское село Абд., названо по гидрониму Узала (от тюрк, „поток, проток, русло”); Зерикла — эрзянское село Абд., название дано по гидрониму Ирикла (тюрк, ирик — „извилина, извилистое русло реки”) [2, с. 235]; Новая Тяба — мордовско-чувашское село Ч.-Верш, (от тюрк, тюбя— „макушка, вершина”); Новое Уреметьево — эрзянское село Ч.-Верш, (от тюрк, ара-ма — „перелесок, мелкие лесные за­росли”) [2, с. 580]; Узюково — мордовско-русское село Ставр. (тюрк, „старица, старое русло реки”); Новый Байтермиш — эрзянско-мокшанско-русское село Исак, (от тюрк, личного имени Байтермир); Старая Бинарадка — мокшанское село Краен, (от тюрк, личного имени Бинарай); Новый Казбулат — эрзянское село Клявл. (от тюрк, личного имени Хазбулат); Новые Услы — эрзянское село Поном. (от гидронима тюрк, происхождения Узала); Старый Маклауш — эрзянское село Клявл. (от тюрк, махла — „селение, деревушка”).

Приведем ряд тюркских названий, не раскрывая их внутреннюю форму [3]: Верхний Курмей, Чигирла, Ка-мышла, Ик, Бугульма — Абд.; Мордовский Бугуруслан, Асабино, Иркуль, Сабовка Турханка — Бугур.; Аделои-довка, Каргал, Верхняя Шентала, Карабикулово, Тюбек, Семено-Шарла, Новое Суркино — Клявл.; Кабельма, Шилан — Красн.; Шелехметево, Таранки — Самар.; Верхний Сускан, Пискалы — Ставр.; Аделяково, Асказанка, Верхняя Кармала, Старое Мансуркино — Стал.; Тимяшево — Ч.-Верш. Наличие многих тюркских названий в системе ойконимов мордовского Заволжья  объясняется рядом причин. Часть пришедших в  эти места эрзян и мокшан на первых порах не образовывала новых поселений, а выбирала местом жительства уже существующие тюркские населенные пункты, увеличивая тем самым их людность. В таких смешанных поселениях происходили глубокие ассимиляционные процессы, в результате которых впоследствии они становились или эрзяно-, или мокша-ноязычными. Другая группа прибывших в Заволжье создавала новые поселения на берегах речек и рек, имевших в своих названиях тюркоязычные лексемы, которые и становились ойконимами.

Ойконимия мордовского Заволжья, как отмечалось выше, — это совокупность названий из неоднородных компонентов. Один из них — мордовский. В официальной ойконимии этого ареала следы эрзянского и мокшанского языков, однако, незначительны и малоощутимы. Те же, которые получили отражение в „Списке…” [3], связаны в основном с  мордовскими дохристианскими личными именами. Такими, например, являются ойконимы: Ст. Вечканово (Всчкан веле) — эрзянское село Исак., Вечкан — личное имя, сохранившееся в основе фамилий Вечканов, Вечкаев; Ведяево (Ведяй веле) — эрзянское село Клявл., Ведяй — личное имя, фигурирующее в фамильных основах Ведяйкин, Ведяев; Нуйкино (Нуя веле) — эрзянское село Бугур., Нуя  — личное имя; Парадеево (Парад веле) — эрзянское село Шарл., Параден — личное имя; Кирюшкино (Кирюш веле) — эрзянское село Бугур., Кирюш — личное имя; Симдянов (Симдян) — эрзянский поселок Краен., Симдян — личное имя; Тремасовка (Тремаз веле) — эрзянское село Красн., Тримас — личное имя; Юртаево — эрзянское село Шарл., Юртай — личное имя.

Скачать полную версию: Ойконимия мордовского Заволжья

Оставить комментарий