Имя человека в географических названиях на карте Мордовской АССР

История личных имен русских и мордвы имеет много общего. В антропонимической системе этих двух народов выделяются два больших периода: 1) дохристианский – когда в ходу были внутрисемейные личные имена, совпадающие в структурном и фонетическом отношении с теми нарицательными словами, от которых они образовались, 2) христианский – когда некалендарные (бытовые) имена стала заменяться христианскими. Начало этих периодов у восточных славян – 988 год, у мордвы– на несколько веков позже.

Смена бытовых имен христианскими происходила постепенно, укоренившиеся ономастические традиции на Руси и у мордвы отступали очень медленно. В Древней Руси, несмотря на официальное принятие христианства, продолжал существовать, функционировать и развиваться некалендарный фонд имен. Судя по свидетельствам исторических памятников, возникновение и использование таких имея не прекращалось и в ХIV-ХVII вв. В московских документах ХV-ХVII вв. в изобилии употреблялись имена типа Баран, Горностай, Заяц, Овца, Паук, Волк, Комар, Горшок, Щеголь, Копыто, Безнос, Лопата и другие (Щетинин 1966:27).

Смена бытовых (языческих) имен у мордвы началась значительно позже, чем у русских, и осуществлялась в течение ряда столетий. Начало этому процессу – конец ХV в. Гераклитов А. А. замечает, что в Нижегородском уезде случаи христианизации мордвы наблюдаются уже в ХVI в., а в ХVII в. представляют обычное явление, в Алатырском же уезде – значительно позднее (Гераклитов 1936:26). В переписной книге мордовских селений Алатырского уезда (1671 г.) наряду с христианскими именами довольно часты родные и для мордвы имена языческого происхождения: Сэрешка Одманов (сэрь «высота»), Вечканка Бекшаев (вечка «любимый»), Кузоватка Суханов (куз «ель»), Ломанка Мурзадеев (ломань «человек», «чужой»), Понаско Урмаев (пона «волос», «шерсть»), Симдянко Коласев (симдя «пить»), Алемайко Атяшев (аде «мужчина»), Куземка Пятов (куземс «подниматься»), Офтайкино Алтышев (офто «медведь»), Каргашка Ермоватов (карго «черный»), Кафтайка Танушев (кафта «два»), Мирдемаска Начаров (мирде «муж»), Куляшка Биговатов (куля «весть»), Неркеска Тумаев (неркемс «пять»), Пивцайка Сюлштанов (пивцемс «молотить»), Полдасьса Карасев (полда «косточка»), Кематка Конесев (кемемс «верить»), Вешайко Торкаев (вешемс «просить»), Кечюшка Четаев (кече «ковш») (Переписная книга.., 1979:174) и другие.

По мнению ученых, на Руси основной антропонимической единицей было личное имя. Так обстояло дело, по-видимому у древней мордвы. Личное имя возникло из прозвища, которое давали младенцу. Основная часть фонда прозвищ как у русских, так и у модавы составляли слова родного языка. При наречении ребенка, как полагают ученые, простор для родительской фантазии был необычайно широк. Дающий имя выбирал для наречения любое нарицательное слово, если его выбор был как-то мотивирован, что позволяет в ряде случаев без особых затруднений этимологизировать любое личное имя языческой эпохи. Это были русские и мордовские слова, обозначающие предметы и явления окружающей среды, но они отличались своей спецификой, которая заключалась в том, что сами слова, взятые для наименования, были связаны с появлением ребенка в семье, с его психикой и внешностью в раннем возрасте, с отношением к нему взрослых. Эти слова охватывали довольно шфокий круг семантических полей:

1) различные характеристики человека – русские: Безух, Крикун, Плакса, Богач, Заика, Лиходей, Ломака, Сирота, Третьяк; мордовские Судолка (судо «нос»), Симайка (симемс «пить»), Чинайка (чине «запах»), Комашка (комамс «согнуться»), Кежайка (кеже «зло»), Тюрьганка (тюрьган «драчун»);

2) названия животных – русские: Ворона, Дрозд, Барсук, Бык, Шмель, Сом, Орел, Муха, Паук, Сыч, Тур, Гнида, Сокол; мордовские: Нумолка (нумоло «заяц»), Письмар (письмар «скворец»), Шанжав (шанжав «паук»), Сараз (сараз «курица»), Чембулатка (чембол «ласка»), Офтань (офто «медведь»);

3) названия растений – русские: Береза, Верба, Колос, Репа, Хмель, Падина; мордовские: Кузат (куз «ель»), Килейка (килей «береза»), Кистанка (кистай «земляника»), Нарай (нар «луг»), Пизел (пизел «рябина») и другие;

4) названия предметов и орудия труда – русские: Клочок, Лемех, Топор, Ключ, Кремень, Руда, Спица; мордовские: Кечкашко (кече «ковш»),Налетка (нал «стрела»), Очкай (очко «корыто»), Кечкаска (кечказ «коробок»), Цулайка (цудай «женская одежда»).

Семантическое содержание личных имен дохристианской эпохи этими семантическими полями не ограничивается. Есть ряд других групп лексики (части тела человека и животного, одежда, домашняя утварь, явления природы, мифологические представления и т.п.), которые как субстантивы переносятся в разряд личных имен человека по каким-то подчас неуловимым ассоциациям.

Конкуренция древнерусских бытовых (т.е. нехристианских) и древнемордовских языческих имен с именами церковными продолжалась несколько веков. С XIII в. употребление христианских имен у русских заметно расширяется, а ХIV век можно считать переломным в борьбе бытовых и христианских имен. Как замечает З.Д. Бондалетов, христианские имена начинают превалировать в документах официального характера, имена бытовые (дохристианские) все более оттесняются на второй план (Бондалетов 1983:104).

Первая половина ХVIII в. – предел, когда христианские имена у русских становятся полноправными личными именами, у мордвы – конец ХVIII в.

Не все бытовые (некалендарные) имена, однако, исчезают бесследна. Известная их часть закрепляется в языке в качестве фамильных основ:

1) Безуб (беззубый): Беззубов; Сом (сом): Сомов; Плакса (плакса): Плаксин; Бобр (бобр): Бобров; Ушак (ушастый): Ушаков;

2) Пине (пине «собака»); Пинясов, Пиняев; Тумай (тумо «дуб»): Тумайкин, Тумаев; Койан (кой «обычай»): Коянкин и т.п.

С личными “бытовыми” именами связана история карты нашей республики, которая хранит немало названий, по своему происхождению связанных с бытовыми (языческими) именами. Эти названия – следы древнего именника русских и мордвы. В некоторых названиях антропонимическая основа вышла из повседневного употребления, она превратилась в архаизм или ее можно обнаружить в говорах.

Обратимся к карте Мордовской АССР. Наряду с другими многочисленными названиями в ней отмечены названия, в основе которых спрятаны бытовые (нехристианские) имена. Такими являются:

Булгаки (Ромодановский р-он), в «Атемарской десятне 1669-1670 годов» (Инжеватов 1979:35) обращается: «Велено атемарцу Кондратью Афанасьев сыну Булгаку учинить поместного окладу…» Булгак – имя-прозвище, имеющее непосредственное отношение к диалектному слову блгак. По словам Н.А.Баскакова (1979:49-50), слово булгак тюркского происхождения, оно проникло в русские народные говоры в значении «склока, тревога, беспокойство»; в значении глагола: булгатить, булгачить «тревожить, беспокоить, взбудоражить, баламутить»; в значении имени прилагательного «булгачный, булгачливый» или имени лица – булгатник. булгатень, т.е. «склочный, суматошный» (Даль 1978:140).

Булдыга (Атюрьевский р-он), Булдыгино – мокшанское село в Зубово-Полянском районе. Основа названия восходит к бытовому имени Булдыга, нарицательное слово булдыга обозначает «грубый, неотесанный, дубила» (Даль 1978:140).

Вырыпаево (РомодановскиЙ р-он). Вороп – бытовое имя, впоследствии ставшее фамильной основой; русское диалектное слово вороп означает «грабеж», «разбой» (Даль 1978:245).

Зыково – рабочий поселок. Название связано с фамилией Зыков, возникшее из бытового имени Зык, последний как нарицательное слово зык сохраняется в говорах в значении «ревун», «орала», «горлодер», «рева», «плакса» (Даль 1978:697).

Сутягино – русское село в Ковылкинском районе. Своим происхождением обязано фамильной основе, имеющее отношение к мирскому имени Сутяге. Слово сутяга в русской диалектной речи означает «вздорный» (Даль 1980:365).

Чупурновка – русское село в Ковылкинском районе. Первооснова названия – прозвище-имя Чепур, возникшего от слова чепурный, что означает «мелочный, щепетильный, изысканно вежливый или ломливый, прихотливый на одежду (по отношению к человеку)'(Даль 1980: 582).

Хухорево – русское село в Большеигнатовском районе. Прозвище-имя Хухорь происходит от русского диалектного слова хухорь «мельник» (Даль 1980:569).

Ховань – русское село в Инсарском районе. Антропооснова –Ховань происходит от слова хованье «припрятывание воровское» (Даль 1980:555).

Шигонь – русское село в Старошайговском районе. Внутренняя форма данного названия связана с основой слова шига=: шигать, шигнуть птицу, всполошить, согнать, пугнуть, а возможно, от слова шита «отъявленный бездельник, продувной выжига» (Даль 1980:633).

Шильниково – русское село в Ромодановском районе. В основе данного названия лежит прозвище-имя Шильник, происходит от нарицательного слова щильник «мелочный плут, надувала» (Даль 1980:633).

Шинявка – русское село в Ардатовском районе. Антропооснова Шинь, последняя связана со словом шинь «окрик на жеребят, коней при загоне» (Даль 1980:633).

Аргамаково – русское село в Рузаевском районе. Аргема – имя-прозвище, имеет отношение к слову аргамак «рослая дорогая азиатскал лошадь», аргамаком называют высокого и худощавого неуклюжего человека (Даль 1978:21),

Географические имена, в основе которых имеется бытовое имя, не исчерпываются приведенными названиями. Современная карта Мордовской АССР содержит большое количество названий населенных пунктов, антропоосновы которых характеризуются ясностью семантики, все они имеют живые словарные соответствия в современном русском языке.

Скачать полную версию: Имя человека в географических названиях на карте Мордовской АССР

One Comment

Оставить комментарий