Грамматическая категория определенности и ее формы в диалектах эрзи-мордовского языка

В диалектах, как и в литературном языке, категория определеннее» и неопределенности представляют собой сложную систему параллельно взаимодействующих именных форм, образующих привативные оппозиции (противопоставления). В данной оппозиции один из членов характеризуется наличием, а другой – отсутствием маркированности. Такие отношения связывают, например, мода – модас’. кудо – кудосон’т’. Члены оппозиции модас’. кудосон’т’ являются маркированными, они содержат более конкретное и вместе с тем более детализированное значение, чем немаркированные члены мода «земля», кудосо «в доме». При помощи различных грамматических средств, используемых категорией определенности, осуществляется указание на определенный предмет или явление с целью выделения его из массы ему подобных. Любое существительное с точки зрения грамматической определенности-неопределенности имеет два состояния: неопределенное и определенное.

Дифференцирующим признаком выделения неопределенности (неопределенной единичности) являются:

1) возможность выбора предмета из какого-либо целого класса предметов и

2) неосведомленность о предмете говорящего и слушающего, или только говорящего, например: кудос совас’ ц’ора «в дом вошел мужчина» (т.е. любой из мужчин). Дифференцирующим признаком выделения определенности (определенного состояния) являются: 1) невозможность выбора. 2) осведомленность о предмете говорящего и слушающего, или только говорящего, например: ц’орас’ совас’ кудос «мужчина (только этот) вошёл в дом».

Значение неопределенной единичности передаётся:

1) с помощью препозитивного числительного «один», выступающего о ослабленным лексическим значением и приближающегося к неопределенному артиклю «какой-то, некий, некто». Числительное «сдан» в роли артикля имеет варианта: полный вариант к исторически трансформированный ве: мол’с’сов ошов / мус’ тосто ве ломан’ и оргоц’ мартонзо (низ.) «приехал он в город, нашел там какого-то человека и удрал он с ним»; ан’ц’ ,чокш’ес сын’ пачкоц’т’ эр’з’ан’ ве вел’ес (жлн.) «только к вечеру они доехали до какого-то эрзянского села»;

2) с нулевой формой имени (т.е. с существительным в основном склонении). Нулевая форма обозначает предмет вообще, безотносительно к его индивидуальным характерным или конкретным свойствам, или признакам. Нулевая форма – форма классификационная. В диалектах нулевая форма имени, являясь первым членом в бинарном противопоставлении определенности-неопределенности, находит широкое употребление. В отдельных говорах обнаруживаются случаи замены указательных (определенных) форм нулевой формой (формами основного склонения). Например об известном говорят: ломан’ сас’ васолдо (н.твл.) вм. ломан’ес’ сас’ васолдо. «человек пришел издалека»; н’ей вана урожай бер’ан’ / кот’ вас’и скот’инан’ печник / т’икше кос’кс’ (шлн.) «теперь вот урожай плохой (хоть всю скотину уничтожь), трава высохла». Категория неопределенности, содержание которой в основном раскрывается нулевой формой, имеет много точек соприкосновения с аналогичным явлением в других языках, обладающих развитой категорией артикля, например, в балкано-романских.

Определенность (определенное состояние) имени существительного обозначается с помощью;

1) морфем, выражающих категорию определенности: -с’ (-з’, -й), -с’т’. -в’т’. -н’е, -не;

2) аффиксов, выражавших категорию принадлежности (особенно в случаях деривационной функции посессивного аффикса 3 л. ед. ч.): чизэ валкс’ «солнце (букв, солнце-его) опустилось»; шказо ул’-н’ес’ чокшн’е «время (букв, время-его) было вечер». Посессивный аффикс 3 л. ед. ч. употребляется в дейктическом значении лишь с теми существительными, которые обозначают нечто единственное в своём роде, главным образом со словами, служащими названиями различных явлений природы: чи «солнце», ков «луна», шка «время».

Д.В. Бубрих посессивные аффиксы с непринадлежностным значением назвал указательными. Употребление поссесжвного аффикса 3 л. в непритяжательном значении (дейктическом) – явление не только мордовское. Оно известно, кроме «орловских языков, в марийском, пермских,обско-угорских языках.

Скачать полную версию: Грамматическая категория определенности и ее формы в диалектах эрзи-мордовского языка

Оставить комментарий