Аффиксоидные образования в терминосистемах мордовских языков

Принято считать, что, например, в русском языке словообразующий суффикс в подавляющем большинстве случаев не только не может использоваться самостоятельно, но даже должен быть как бы привязан к определенной производящей основе, в зависимости от которой находится его значение. Такие суффиксы не могут быть использованы в качестве самостоятельных слов. Подобных суффиксов немало и в мордовских языках, обычно их принято называть «чистыми». Наряду с «чистыми» есть и такие, которые имеют двойственный характер: в звуковом и семантическом отношении совпадают со знаменательными словами – это так называемые полуаффиксы (иначе – оффиксоиды). Например: pe «конец»: selme «глаз» + pe >selmepe «поле зрения». В данном примере конечный   компонент -pe, являясь константным лексическим элементом моделей словосложения, служит средством словообразования для выражения абстрактного значения.

Критериями выделения компонента – pe в качестве словообразовательной морфемы служат:

1) структурный. Как и «чистый» суффикс, являясь частью слова, находясь в постпозиции, влияет на значение новообразования, относит его к определенной терминосистеме;

2) семантическая значимость. Суть ее состоит в том, что словообразовательное значение такого морфологического элемента ощутимо лишь в моделях суффиксального типа, что позволяет считать его по праву средством выражения словообразовательного (терминологического) значения. Например: pra «голова; вершина»: kel’ «язык» + – pra  > kel’ pran‘ «переднеязычный» (лингвистический термин);

3) десемантизация.

По этому критерию все морфологические (по сути знаменательные) элементы можно разделить, хотя и условно, в зависимости от степени утраты собственного значения, на три группы:

1) полностью десематизированные (nal «стрела»: kev «камень» + – nal > kevnal «карьер»: laŋǥo «поверхность»: nujema «жатва» + – laŋgo > nujemalaŋgo «время уборки урожая»;

2) частично десемантизированные (pulo «хвост»): čej «камышь» + – pulo > čejpulo «болотистая местность»; nal «стрела»: guj «змея» + -nal > gujnal «гнездо (змеиное)»;

3) сохранившие собственное значение. В составе некоторых терминологических образований, однако, они частично десемантизируются и выступают в той функции, которая характерна для «чистых» аффиксов. Например: pra «голова; вершина»: pra + pe > prape «изголовье»; pulo «хвост»: keče «ковш» + - pulo > kečepulo «ручка ковша». В данных примерах степень десемантизации морфологических элементов носит промежуточный, или частичный характер;

4) величина словообразовательного ряда и регулярность их употребления – важнейший критерий определения словообразовательного статуса знаменательных морфем. Применим к таким самостоятельным словам, как čii «день», pulo- pulа «хвост», pe «конец, вершина», pra «голова, вершина», pelks «средство»,  nal «стрела», laŋgo- laŋgа «поверхность», pel‘ – päl «часть», alks «низ». По моделям «существительное + любое из приведенных выше аффиксоидов» образовано немало слов, в том числе и с терминологическим значением. Их терминологичность в целом ограничивается категорией предметности. Величина словообразовательно – терминологического ряда каждого из них характеризуется от 10 и более образованиями. Так, например, в Мордовском словаре Х. Паасонена аффиксоид -pe находит место в 40 образованиях, среди них около 10 имеют терминологический характер. К ним относятся vajgelpe «верста», turvape «кончик губы», ulope «кончик подбородка», (анатомические термины); alope «нижняя часть деревни» (географический термин); ikelkspe «полоса земли, загон» (термин земледелия); nabilkape «лопасти набилок» (термин ткацкого производства); sivepe «вышевка на груди ниже воротника» (этнографический термин) и д.р.

2) - pra ~ pre (<pra «голова») – в 36 образованиях, из них более 15 – термины: kumažapra «коленная чашка» (анатомический термин), keverdemapra «вал» (передний) – термин ткацкого производства, čurkapra «луковица» (флористический         термин), ežempra «почетное место; призидиум» (этнографический термин), lismapra «родник, исток» (гидронимический термин) и д.р.

3) - pel(<pel‘ «часть чего-либо») – в 25 образованиях, из них 8 имеют терминологический характер: ker‘špel«левая сторона», vitpel«правая сторона» (географические термины), šterepel«веретено ниток» (<štere «веретено»), – термин ткацкого производства, pulopel‘ «легкое зерно, мякина» (<pulo «остаток») – термин имеет отношение к производству зерна; kadumapel«наследие» (<kaduma «остаток»); lecnimapel‘ «сувенир; память» (<lecnems «вспомнить») – социальная терминология; meštepel‘ «нагрудная вышивка полотняного пиджака» (<mešte «грудь») – этнографические термин.

4) - pulo, – pula имеет широкую деривативность. В словаре Х. Паасонена отмечен в 40 образованиях, среди них в основном термины флористического и этнографического характера: inzejpulo «малинник» (<inzej «малина»); kalpulo «ивняк» (<kal‘ «ива»), kuzpulo «ельник» (<kuz «ель»); pekšepulo «липняк» (<pekše «липа»); stijpulo «ягодник» (<stij «земляника»); bolotapulo «болотистая местность» (<bolota «болото»); koctpulo «ткань на ткацком станке» (<koct «ткань»); karpulo «кончик локтя» (<kar«лапоть»); surepulo «бахрома в поясничном украшении «нитка»); muškopulo «кудель» (<muško «пенька, конопля»).

5) -nal (<nal «стрела»). Отмечен в 20 образованиях, многие из них относятся к флористической терминосистеме: paŋgonal «грибовник» (<paŋgo «гриб»); citerksnal «густой кустарник» (<citerks «густой»); čejnal «камышник» (<čej «камыш») pizolnal «рябинник» (<pizol «рябина (плод)»; kuznal «ельник» (<kuz «ель»); kilejnal «березняк» (<kilej «береза»); pojnal «осинник» (<poj «осина»); tumonal «дубняк» (<tumo «дуб»); vednal «кашка (растение)» В словаре Паасонена зафиксированы и такие образования с аффиксоидом -nal, которые относятся к другим терминосистемам. Например: kevnal «карьер» (<kev «камень»); čovarnal «песчаный карьер» (<čovar «песок»); sildejnal «кочкарник» (<sildej «кочка»); gujnal «змеиное гнездо» (guj «змея»).

6) -laŋgo (<laŋgo «поверхность»). В словаре Х. Паасонена в качестве второй части сложных слов отмечен в 40 образованиях. Среди них – немало терминологического характера. Например: čalgamolaŋgo «приступок», peckalaŋgo «лежанка (на печи)», mastorlaŋgo «мир; свет», umalaŋgo «участок земли» (<uma «поле»), poloklaŋgo «полати», nujemalaŋgo «жатва» (<nujema «жать»); tombalaŋgo «шесток»; pokškilaŋgo «большак» (<pokš «большой», ki «дорога»); potoloklaŋgo «чердак» (<potolok «чердак»); lovcolaŋgo «сливки» (<lovco «молоко»); šušmolaŋgo «время отбеливания холста (ранней весной)», šušmo «насыпь», štepkalaŋgo «свалка стружек, получившаяся при изготовлении могильного креста» (<štepka «щепка»)

7)-pelks (<-pelks «часть, доля»). Отмечен в более 25 образованиях. В основном в качестве терминологического аффикса в различных терминосистемах. Например: ulopelks «челюсть» (<ulo «подбородок») – анатомический термин, lembepelks «юг» (<lembe «теплый»), venpelks «север» (<ve «ночь») – термины астрономии; čamapelks «щека» (<čama «лицо») – анатомический термин; paropelks «лицевая сторона ткани» (<paro «хороший, лучший») – термин ткацкого производства; babanpelks «женская сторона в избе перед печью» (<baba «баба») – этнографический термин.
Понятие термин – относительное, поскольку какое-то слово, воспринимаемое как нарицательное, нетерминологическое, в речи профессиональной приобретает значение и функции термина. В обычной речи, например, такие слова, как alopelks «нижняя часть дома», verpelks «верхняя часть дома» общеупотребительные, в речи строителей – они термины.

Широкие терминологические функции имеет и аффиксоид э. či, м. ši «день, солнце». В словаре Х. Паасонена он находит место в более 30 сложных образованиях, обогативший различные терминосистемы мордовских языков, прежде всего терминами, относящимися к сфере бытовых, социальных отношений. Например, pelemači «боязнь» (<pelems «бояться»), tonači «загробная жизнь» (<tona «тот, другой»), lemdemači «крещение» (<lemdems «крестить») – термин религиозного характера, stakači «тяжесть» (<staka «тяжелый»), karčoči «канун» (<karčo «навстречу»), nedlači «воскресенье» (<nedla «неделя»), kudočinpaz «хранительница очага» (<kudo «дом», paz «бог») – этнографический термин.
Как и аффиксоид či, широкую деривативность имеет морфема alks «низ, основание». В словаре Х. Паасонена отмечается в более 25 аффиксоидных образованиях, некоторые из них имеют терминологический характер, например: kavalalks «подмышка», kolenkaalks «подкаленная впадина» (анатомические термины), pandoalks «склон горы» (географический термин) и д.р.

Итак, образования, приведенные выше, являются яркой иллюстрацией того, что аффиксоиды обладают широкой деривационностью. Посредством их образовано значительное количество терминов, они входят в арсенал словообразовательных средств терминообразования и объединяются общим для них назначением – создавать новые термины. Так, например, наука о мордовских языках все отчетливо стала сознавать необходимую роль новых терминов в развитии научной мысли. Появляются такие термины, как azorksči «посессивность», nevtemači «определенность», gajtevči «звонкость» – agajtevči «глухость»; valpelks «часть слова», valrismepelks «часть предложения», kelpra «кончик языка» (фонетика), kelpran‘ «переднеязычный» (фонетика), valpelksjutko «граница между морфемами» и д.р.
В этих и других образованиях терминологического свойства характеристика аффиксоидов сводится к следующему:

1) специализация их в рамках конкретной терминологической ситемы,

2) абстрактному обобщенному характеру в составе сложного термина,

3) словообразовательной продуктивности,

4) регулярности употребления.

Оставить комментарий